За 25 лет творчества в Coldplay Гай Берримен, прежде всего, приобрел славу басиста одного из самых популярных коллективов всех времен. Вне авансцены музыкальной индустрии Берримену также удалось реализовать себя и через другие свои страстные увлечения, став уважаемым коллекционером и реставратором классических спорткаров, а недавно еще и креативным директором The Road Rat - широко признанного автомобильного издания. 

Guy Berryman

Любовь британского музыканта к автомобилям с самого детства стала лейтмотивом его жизни. Ребенку, растущему в Шотландии в 1980-х, законсервированный в гараже отцовский Triumph TR3A приоткрыл занавес над канувшей в Лету эрой дизайна и инженерии. Юный Берримен часто оказывался за рулем TR, переносясь в совершенно другой мир среди паутины и коробок с неведомыми деталями.
 
До начала карьеры в Coldplay, потребовавшей полной самоотдачи, Берримен учился по специальности инженерная механика в Университетском колледже Лондона. Как он объясняет во время экскурсии по гаражам у него дома в Котсволдсе, это сыграло важную роль в его восприятии автомобильного мира. «Основой моего интереса к машинам является техника, инженерные решения. Поэтому все автомобили в моей коллекции под оболочкой имеют что-то по-настоящему примечательное. Я сторонник идеи формы, следующей за функцией, причем, мне она кажется применимой и верной во многих областях. Не важно, где – в промышленном дизайне, в одежде или в машинах, если ты следуешь этой мантре, ты всегда окажешься с настоящей чистой концепцией».
 
Автомобильные предпочтения Гая Берримена однозначно отданы прошлому, что наглядно подтверждает его коллекция, богатая на европейскую экзотику середины ХХ века. «Я думаю, своей красотой язык дизайна 1950-х и 60-х обязан рисунку от руки, - делится Берримен. - В далеких 60-х автомобильному дизайну были присущи настоящая яркость, живость и энергия, которые нашли свое выражение в этих очень чистых формах».  

Guy Berryman, Coldplay bassist, 356 Zagato, 1967 911S, 2020, Porsche AG
Гай Берримен, 356 Zagato и 1967 911S

Страсть музыканта к классическим автомобилям не ограничивается одной лишь эстетикой. 42-летний Берримен значительно выделяется на фоне большинства современных коллекционеров – он максимально глубоко погружен в реставрацию своих машин и дома имеет обширную мастерскую, где в любой момент можно увидеть многочисленные экземпляры на разных стадиях восстановления. «Мое желание принимать непосредственное участие в разборке и перестройке машин обладает очевидной связью с моим прошлым. Меня приводит в восторг возможность узнавать новое в процессе реконструкции. Мне кажется, все, что я делаю в жизни творчески, включает в себя пристальный взгляд на объект и разбор его на части – умозрительно или физически. Вот так работает мой мозг».

«Я готов приложить все силы, чтобы восстановить машины до того состояния, какими они покидали завод» Гай Берримен

Что делает подход Берримена столь особенным – это скрупулёзное внимание к деталям и погружение в прошлое автомобиля. Он тратит годы на поиски и разгадывание утраченной истории, связывается с прежними владельцами, копается в архивах. «Я готов приложить все силы, чтобы восстановить машины до того состояния, какими они покидали завод, – изготавливая точные реплики материалов, отделки и цветов, часто даже тех деталей, которые вы никогда не увидите, например, внутри панелей или дверей. Все, что было найдено в процессе разборки, должно быть сохранено или воссоздано и вернуться на свои места, когда автомобиль будет вновь собран».
 
Именно эта увлеченность процессами и внимание к деталям стали движущей силой The Road Rat. Созданный Беррименом и его партнерами по проекту – Мики Харви и Джоном Клэйдоном – этот журнал является одним из ярких представителей автомобильного печатного СМИ, а его тексты - образцом качественной полноформатной журналистики.

Automotive magazine ‘The Road Rat’, 2020, Porsche AG
Гай Берримен – креативный директор автомобильного журнала The Road Rat

«Мы хотели редакционной глубины, - объясняет Гай, - хотели говорить компетентно через призму человеческого фактора. Иными словами, машина – это не просто машина. Кто ее сделал? Какая ее реальная история?». Наглядный пример можно увидеть во втором выпуске журнала с помещенным на обложку Martini Racing 917 Langheck. Большой материал о нем насчитывает более 8000 слов и иллюстрирован впервые опубликованными архивными изображениями из Цуффенхаузена и детальными техническими чертежами. Основной акцент сделан не на гоночном совершенстве 917-го, а на его удивительном пути от зарождения идеи и до омологации весной 1969-го, который сопровождали и противоречия, и политика, и инженеры-визионеры.      
 
Учитывая огромный выбор автомобилей, представленных в коллекции Берримена, можно было бы предложить, что далеко не все из них выезжают из гаража. В жизни это не так, Гай регулярно путешествует через всю Европу и его страсть к дороге также сильна, как к автомобилям. В гараже Берримена почетное место занимают пять классических моделей Porsche, ведь их владелец ценит богатую историю марки и уважает ее инженерные принципы.

1967 911S и 356 Zagato

Безупречно отреставрированный 911S 1967 года делит пространство гаража с 914/6, перестроенным до спецификаций GT, а также с полностью оригинальным 911-м 1968-го, который некогда принадлежал Клэю Грэди, основателю Rennenhaus. Побитый в сражениях 914-й Клэя Грэди также является достоянием Берримена, как и уникальный 356 Zagato - один из девяти перевыпущенных автомобилей, созданных по рисункам единственного экземпляра 1958 года. «Это великий автомобиль», - говорит Берримен. - Он открытый и легкий как перышко. К тому же это машина, которая подарила мне самое прекрасное автомобильное путешествие в жизни. Мы забрали этот 356-й в ателье Zagato в Милане вместе с моим другом Магне Фурухольменом из группы A-ha. Наш маршрут лежал вдоль озер, через Шамони и затем по Альпам вниз к Ницце. И нам пришлось ехать сквозь самую ненастную погоду, какую вы только можете себе представить. Зарядили грозы с молниями, и видимость на этих извилистых альпийских дорожках была максимум до четырех метров. Люди даже на современных машинах сочли бы небезопасным двигаться дальше, но нам нужно было попасть в Ниццу к определенному времени, так что мы продолжили рассекать в своих ярких желтых дождевиках на автомобиле, наполненном водой. Каждую ночь, когда мы добирались до очередного отеля, мы просили ведро, чтобы вычерпать воду из салона». 

Guy Berryman, Coldplay bassist, 356 Zagato, 1967 911S, 2020, Porsche AG

Безупречно отреставрированный 911S 1967 года делит пространство гаража с 914/6, перестроенным до спецификаций GT, а также с полностью оригинальным 911-м 1968-го, который некогда принадлежал Клэю Грэди, основателю Rennenhaus. Побитый в сражениях 914-й Клэя Грэди также является достоянием Берримена, как и уникальный 356 Zagato - один из девяти перевыпущенных автомобилей, созданных по рисункам единственного экземпляра 1958 года. «Это великий автомобиль», - говорит Берримен. - Он открытый и легкий как перышко. К тому же это машина, которая подарила мне самое прекрасное автомобильное путешествие в жизни. Мы забрали этот 356-й в ателье Zagato в Милане вместе с моим другом Магне Фурухольменом из группы A-ha. Наш маршрут лежал вдоль озер, через Шамони и затем по Альпам вниз к Ницце. И нам пришлось ехать сквозь самую ненастную погоду, какую вы только можете себе представить. Зарядили грозы с молниями, и видимость на этих извилистых альпийских дорожках была максимум до четырех метров. Люди даже на современных машинах сочли бы небезопасным двигаться дальше, но нам нужно было попасть в Ниццу к определенному времени, так что мы продолжили рассекать в своих ярких желтых дождевиках на автомобиле, наполненном водой. Каждую ночь, когда мы добирались до очередного отеля, мы просили ведро, чтобы вычерпать воду из салона». 

Отдел по связям с общественностью и средствами массовой информации ООО «ПОРШЕ РУССЛАНД»:

Хартонюк Оксана ​​+7 (495) 980 9 911 доб. 120 ​
Oksana.khartonuk@porsche.ru
Головина Дарья​​​+7 (495) 980 9 911 доб. 117​​
daria.golovina@porsche.ru

 

Связанный контент

Слишком мощный, чтобы быть правдой
История

Слишком мощный, чтобы быть правдой

Мотор с индексом 367 можно считать мистическим агрегатом в истории бренда. Семейство моделей 356 из Гмюнда чуть было не получило этот «оригинальный» двигатель Porsche. «Номер 367» стал результатом длительной эволюции.